О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
"Ананда Марга" Поклоняется шахматам?
Искали транспорт для 5-ти человек и сделали заказ минивена на этом хорошем сайте.
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / "Ананда Марга" Поклоняется шахматам?

"Ананда Марга" Поклоняется шахматам?


Итак, через недельный тайм-аут состоялась, нако­нец, восемнадцатая партия. Не знаю уж почему, но пуб­лики стало заметно больше — я имею в виду не только болельщиков, но и фотокорреспондентов. И хотя совет­ские туристы к этому времени уехали из Багио, зато приехал посол Советского Союза на Филиппинах В. В. Михайлов.

Мною владели несколько двойственные чувства: с од­ной стороны, я полагал в тот именно момент, что выиг­рыш пятой партии все решит, а с другой — предчувст­вовал, что сражение не кончится скоро, а будет еще бо­лее напряженным и драматичным.
Итак, восемнадцатая партия...

Хотя защиту Уфимцева (на Западе ее называют не по имени этого советского мастера, а связывают с юго­славским гроссмейстером Пирцем) претендент применил впервые в матче, высокая вероятность выхода этой де­бютной системы на сцену, конечно же, заранее учитыва­лась мною. К тому же в прежних встречах с Корчным я уже сталкивался с защитой Уфимцева — на Ленинград­ском межзональном турнире 1973 года, как раз в той единственной из наших турнирных партий, где я играл белыми. Теперь на 6-м ходу он сыграл по-другому, но затем и я на 8-м ходу отклонился от общепринятого про­должения, применив новинку, пусть кардинально и не менявшую оценку позиции, зато ставящую перед черны­ми несколько иные, нежели обычно, проблемы. По при­вычке соперник задумался в поисках вариантов, кото­рые бы я не рассматривал при своей домашней подго­товке, однако в очень уж сильный цейтнот все же не уго­дил. Позиция создалась напряженная, первый размен произошел лишь на 15-м ходу. Перевес белые получи­ли, и претенденту пришлось перейти в худшее окончиние. Вот здесь-то незадолго до откладывания партии я и допустил одну из серии тех погрешностей, какими ока­залась столь богата последующая часть матча. Как го­ворят шахматисты, я переставил ходы (поменял их как бы местами в варианте, что на первый взгляд кажется несущественным) в то время, как взятие черной пешки «с» сразу ставило бы претендента перед трудноразреши­мыми проблемами. Партия была отложена в позиции, где примерно 60 процентов общих признаков «голосова­ло» за ничью, остальное — за мой выигрыш. При доиг­рывании победило «большинство», хотя я сейчас пола­гаю, что свои 40 процентов использовал не полно­стью...

Пришла пора, решил я, и мне взять один из двух оставшихся (на первые 24 партии) в моем распоряжении тайм-аутов. Никакими особыми соображениями я в тот момент не руководствовался — просто стоило передох­нуть и немного прийти в себя после нервотрепки, какую устроил всем Корчной со своими тайм-аутами, да и ана­лиз восемнадцатой неоконченной партии потребовал от меня определенного напряжения. И вечер, состоявшийся в том же зале «Конвеншн-центра», где игрался и сам матч... Вечер этот планировался с участием «первой ле­ди» Имельды Маркос, супруги президента Филиппин­ской республики. Но она почему-то не смогла прибыть в Багио, и пришлось веселиться без нее. В тот вечер в «Конвеншн-центре» главными действующими лицами были не шахматные гроссмейстеры, а солисты «Бояни-хана» — танцевального ансамбля, не раз с успехом гаст­ролировавшего в Советском Союзе. Праздник удался на славу, все остались довольны и в полном убеждении, что филиппинские девушки действительно не только одни из самых интересных в мире, но входят в число наиболее веселых. Пресса писала, будто в «Конвеншн-центре» произошло буквально братание противоборствующих лагерей. Это, разумеется, преувеличение, хотя я и впрямь беседовал, например, об игре в теннис с Майк­лом Стином, который затем общался и с моими товари­щами за праздничным столом.

Председателем, если таковые бывают на праздниках, можно было считать сидевшего на сцене между мною и Корчным видного шахматного деятеля и одного из ру­ководителей филиппинского суда Р. Гавиолу. Впрочем, он мог бы, пожалуй, в эти дни найти в Багио и другое дело — по своей основной специальности. Как свиде­тельствует Р. Кин, к девятнадцатой партии Лееверик буквально наводнила игровой зал «парапсихологами и гурусами», решив тем самым проблему присутствия зри­телей на матче. Одна группа состояла из студенток (и одного «главного» студента) Манильского универси­тета, где они занимались парапсихологией под руковод­ством некоего отца Булатао. Добавим, что никто из этой компании не играет в шахматы, а на матче они занима­лись «наведением магнитных полей» или еще чего-то та­кого, дабы создать выгодные условия для размышлений Корчного за доской. Забавно, что девушки эти под пред­водительством молодого мужчины сидели то в одном, то в другом (но вполне определенных) местах зрительного зала, а к концу партии пересаживались поближе к сце­не — видимо, магнитные поля (добрые вибрации?) осо­бенно полезны в условиях цейтнота, который, как пра­вило, случался у претендента именно в это время. Сам я этих людей довольно долго не замечал и некоторым из них давал, как мне потом рассказывали, автографы. Ничего против них я не испытываю — каждый имеет право сочувствовать любому из участников, если это со­чувствие не противоречит правилам поведения зрителей на матче и не наносит вред другому участнику. Мне «па­рапсихологи» Корчного не мешали.

Когда я вспомнил о судейской профессии мистера Р. Гавиолы, я имел в виду совсем другую группу помощ­ников Корчного, которых я тоже не сразу заметил (во всяком случае во время их первого визита в «Кон-веншн-центр» на 18-ю партию мне об этой парочке ниче­го не было известно). Кроме своих штатных, так сказать, психологов, претендент решил воспользоваться помощью и двух членов секты «Ананда Марга». Секта, о которой идет речь, считает себя, насколько мне известно, име­ющей право абсолютно на все (включая террористиче­ские акты), ибо «Ананда Марга» — превыше всего. Так, желая привлечь внимание общественного мнения и осво­бодить кого-то из своих лидеров, заключенных в индий­скую тюрьму, сектанты несколько месяцев назад совер­шили покушение на первого секретаря посольства Ин­дии на Филиппинах. Удары кинжалом, которые нанесли Стивен Майкл Двайер и его сообщница Виктория Шеппард, были «оценены» в 17 лет тюремного заключения для каждого из них. Обоих этих американских граждан, по возрасту едва перешагнувших 30-летний рубеж и ис­поведующих индуизм, под крупный денежный залог фи­липпинские власти выпустили на свободу до рассмотре­ния их просьбы о смягчении приговора. Первое впечат­ление было таково, что преступники ошиблись адресом и попали в «Конвеншн-центр» вместо того, чтобы зайти в апелляционный суд, здание которого, кстати, располо­жено поблизости на той же городской площади. Однако вскоре выяснилось, что Шеппард и Двайер были специ­ально приглашены в качестве помощников Корчного во время его нахождения в Маниле.

Они посетили восемнадцатую партию в обычной одежде, не привлекая к себе внимания. Это было что-то вроде разведки. На девятнадцатую партию эти люди явились уже вызывающе одетыми — белая длинная юб­ка на даме, белые брюки на мужчине, а сверху что-то вроде балахонов красного цвета. Если добавить к этому черную бороду и красную чалму Двайера, то можно по­нять некоторое замешательство в дверях зала, куда его не пускали люди, ответственные за охрану помеще­ния. Однако под яростным натиском Лееверик даже они вынуждены были отступить. Она напирала глав­ным образом на права человека в «свободном» мире, на то обстоятельство, что Двайер — друг Корчного и т. п.

Войдя в зал, Шеппард весь вечер просидела здесь в «позе лотоса», быть может, естественной для гимнасти­ки йогов, но, согласитесь, странной для шахматного бо­лельщика.
Страницы: 1 | 2 | 3