О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Бой последний и решительный
Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/apreto/data/www/apreto.ru/99502a2d6986e1f23293294c9c92b1df/sape.php on line 192
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Бой последний и решительный

Бой последний и решительный


В создавшихся условиях советская делегация вынуж­дена была выразить протест. Мой секундант гроссмейстер Ю. Балашов в письменном виде потребовал окон­чательно положить конец вмешательству в матч фана­тиков-террористов. В день 32-й партии после достаточ­но длительных «каникул» собралось апелляционное жю­ри, которое в категорической форме осудило претенден­та, нарушившего соглашение о нормализации игровой обстановки на матче. Не порвав, как выяснилось, связи с преступными элементами, Корчной вновь пренебрег основными принципами Международной шахматной фе­дерации и непосредственными правилами ведения сорев­нования, где прямо сказано об обязательности спортив­ного джентльменства соперников. Список нарушений коммюнике о нормализации обстановки был так велик, что сделал это соглашение фиктивным, показал бес-смысленность всяких компромиссных решений с нашей стороны (при этом, разумеется, мы все же не собира­лись нарушать двух основополагающих моментов — правил ФИДЕ и регламента матча). В ответ на поста­новление жюри за полтора часа до начала партии, ока­завшейся последней в матче, собравшихся в «Кантри-клабе» руководящих шахматных деятелей ознакомили с документом, из которого следовало, что получившие приют на вилле претендента (а фактически вилле орга­низаторов) члены секты «Ананда Марга» окончательно выдворены из Багио. Похоже, что нас опять обманыва­ли, но проверять это уже не было ни желания, ни време­ни— пора было садиться за доску для решающего сра­жения...

Но прежде чем приступить к рассказу непосредст­венно о заключительной, 32-й партии матча, поделюсь еще некоторыми, не лишенными занятности подробно­стями. Еще раньше Р. Кин, главный секундант претен­дента, обращался в апелляционное жюри матча с уди­вившей всех просьбой. Он просил «оградить группу Корчного» от доморощенных «парапсихологов и гипно­тизеров», которые одолевают претендента предложения­ми своей помощи и при этом занимаются вымогательст­вом денег и шантажом (кто-то, например, требовал 15 тысяч долларов, если претендент начнет выигрывать, а в случае неудачи соглашался разойтись по-хорошему). За­бавно, не правда ли? Пригласив к себе в помощники часть таких же людей, Корчной сам же вызвал опасную волну и потом искал спасения от нее же. Как говорится, что посеешь, то и пожнешь. Кстати, и к нашей делегации обращались со схожими предложениями, навязывая все­возможные амулеты и снадобья, назначение которых со­стоит в том, чтобы либо наслать порчу на противника, либо предохранить себя от таких же посягательств с его стороны. Очень развеселил меня рассказ моих това­рищей о том, как перед 32-й партией к нам в отель явил­ся респектабельно одетый молодой человек и выложил на стол набор каких-то пахнущих парфюмерией пу­зырьков и ворох волос — то ли женских, то ли конских. Предъявив копию диплома об окончании Оксфордского университета (мол, здесь все научно, никакого шарла­танства), человек этот сказал, что на одном из много­численных филиппинских островов знают секрет приго­товления этих снадобий, гарантирующих успех в любом самом трудном деле. Один из наших с улыбкой поинте­ресовался, почему пузырьки не наполнены до краев: «Наверное, уже продали часть содержимого претенден­ту?» Смущенный собеседник признался, что он действи­тельно уже побывал в лагере Корчного, но там отказа­лись, сказав: «Нам вполне хватит «Ананды Марги». Хо­датай долго убеждал советскую делегацию купить его товар «всего» тысяч за 20 долларов, ссылаясь при этом на пример шаха Ирана, которому уже посланы подоб­ные средства. Хотя мы тогда еще не знали, чем закон­чатся дела у иранского монарха, но, конечно же, реши­ли обойтись своими силами...

...Дававший интервью в свойственной ему саморек­ламной манере, претендент абсолютно ничего не понял в создавшейся ситуации, в изменениях, какие произошли во мне. Он полагал, что досадные упущения последних партий сломили меня («Я буду его бить справа и сле­ва!»— кричал он суетившимся вокруг него корреспон­дентам). Корчной решил навязать мне борьбу сложную, напряженную, рискованную. А это-то как раз больше всего меня и устраивало. С самого утра 17 октября (юбилейная дата, три месяца с начала матча) у всех членов нашей делегации было единое чувство, было ощу­щение—эта партия станет последней, победной. Ребя­та потом говорили мне, что полдня до самой партии гла­за мои светились каким-то лихорадочным блеском и было заметно, как я рвался в бой. Успел вместе с секун­дантами освежить в памяти возможные дебютные варианты, ознакомился с обширной корреспонденцией (мож­но даже сказать, что сыграла она роль дополнительного своеобразного допинга). «Верили, верим, уверены»,— телеграфировали трудящиеся центральных областей РСФСР, рабочие угольных копий на Шпицбергене, мос-ковские писатели... «Да, велика Россия, но отступать не­куда»,— мелькнула мысль, когда я еще раз глянул на письма и телеграммы, сравнявшиеся по объему с лежав­шими рядом теоретическими справочниками. Потом встал и в бодром, отличном игровом настроении отпра­вился в «Конвеншн-центр».

Да, я жаждал борьбы! При этом помнил, что в тече­ние всего матча претендент, играя черными, старался уйти от единоборства, перевести игру в спокойное рус­ло; в 32-й партии ему как раз предстояло играть черны­ми. Я вернулся к любимому первому ходу королевской пешкой.

После партии один из помощников Корчного, арген­тинский гроссмейстер О. Панно поделился с М. Талем: «А что было играть? К открытому варианту испанской партии Карпов, конечно же, был подготовлен. Во фран­цузской претендент получал тяжелые позиции. Хотелось выбрать что-нибудь посложнее, учитывая психологиче­ское состояние чемпиона»... Удачный выбор дебюта — большое искусство (не только шахматное, но и психоло­гическое). Эта партия показала, что Корчной распо­лагает им далеко не в полной мере: он не разобрался не только в изменениях, происшедших во мне, но и в нем самом тоже. Когда претенденту терять было нечего, он действовал относительно спокойно, теперь же неожидан­но улучшившаяся спортивная ситуация заставила его нервничать, полагаю, что перед партией он и вовсе «пе­регорел».
Страницы: 1 | 2 | 3