О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Нет худа без добра
Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/apreto/data/www/apreto.ru/99502a2d6986e1f23293294c9c92b1df/sape.php on line 192
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Нет худа без добра

Нет худа без добра


Мы приехали заранее, чтобы как следует акклима­тизироваться — обычно этот процесс длится около двух недель,— и оттого очень торопились на место игры в Ба­гио, расположенный на полтора километра выше уровня океана. Однако пришлось провести пресс-конференцию для филиппинских и зарубежных журналистов, хотя, признаться, я без охоты обычно участвую в подобных мероприятиях. Корреспондентам, собравшимся в зале «Манила-отеля», были сообщены краткие данные из мо­ей биографии, рассказано о спортивных результатах... Все прошло достаточно буднично и спокойно, если не считать нескольких моментов.
На пресс-конференцию пришла Петра Лееверик. Нам еще предстоит встретиться с этой молодящейся, но уже отметившей свой полувековой юбилей истеричной дамой на страницах книги. А пока представлю ее словами гроссмейстера Раймонда Кина, главного секунданта пре­тендента: «Ранее у нее был слабый интерес к шахма­там, когда она познакомилась с Корчным в Голландии спустя несколько месяцев после его бегства. Но вскоре они нашли, что совпадение их взглядов на коммунистов явилось более чем достаточным обстоятельством, чтобы выковать союз между собой, и с тех пор она — верный соратник Корчного... Но еще перед началом матча я был обеспокоен тем, что она может выйти за рамки своей ро­ли и раскочегарить уже и без того вспыльчивый харак­тер Корчного. По мере продвижения матча вперед мои опасения, к несчастью, подтвердились». Так вот, присут­ствовавшая Лееверик (некоторые из нас знали ее в ли­цо по прежним встречам с ее неразлучным другом) зада­ла какой-то странный, скорее всего «пробный» вопрос:
—Почему вы книгу, написанную совместно со своим приятелем Рошалем, назвали точно так же, как и Корчной ранее свою: «Моя жизнь — шахматы»?
Пришлось ответить, что биографическая книга та в основном написана давно и имеет названия «Вертикаль Карпова» или «Девятая вертикаль». Если же готовится ее новое издание, например на английском языке, то ка­кой-нибудь издатель, возможно, сам дал ей такое на­звание без моего ведома. Дама любезно и даже притвор­но дружелюбно улыбнулась и, казалось, была удовлет­ворена ответом. Другой вопрос оказался более пря­молинейным:
Как вы лично относитесь к своему противнику?

Считаю своего соперника очень сильным шахма­тистом, но я неважного мнения о его человеческих ка­чествах и потому не хотел бы говорить на эту тему,— от­ветил я и вновь повторил сказанное мною сразу перед началом пресс-конференции:— Я приехал сюда играть только в шахматы...

Как выяснилось, Петра Лееверик получила уже по­вышение «по службе», и если раньше она именовалась лишь секретаршей Корчного, то теперь прибыла в чине руководительницы его делегации. Она вдруг собрала вокруг себя корреспондентов и с оскорбленным видом заявила, что претендента якобы дискриминируют, назначая в столице пресс-конференцию чемпиона и перенося пресс-конференцию Корчного в Багио.

Однако тут же выявилась несостоятельность претен-зий делегации Корчного. Дело в том, что мадам Лееве-рик (кстати, совместно с будущим главным арбитром Л. Шмидом) еще в мае побывала в Багио, осмотрела ме­сто предстоящего шахматного боя, выбрала отель и вил­лу для претендента. Ей же первой было предложено на­звать день пресс-конференции Корчного в Маниле, но Лееверик тогда ответила, что претендент не намерен задерживаться в столице Филиппин, а сразу проедет в Багио, где и выступит перед журналистами.
Обо всем этом мы услышали впервые.

Флоренсио Кампоманес, вице-президент ФИДЕ и главный организатор матча на Филиппинах, вынужден был опровергать слова Лееверик — так ведь все дела­ется по ее же просьбе, высказанной еще, когда она была здесь «с инспекцией». (И с этого-то момента Корчной и Лееверик хором начали говорить о Кампоманесе, будто он находится под влиянием советской стороны.)

На следующий день, 4 июля, точно в те же часы в оте­ле «Филиппика плаза», где разместилась делегация Корчного, была проведена пресс-конференция претен­дента. Я, разумеется, сам на ней не присутствовал, но обо всем, что происходило там, рассказали пресс-атта­ше нашей делегации Александр Рошаль и приехавший на Филиппины не только в роли моего консультанта, а и корреспондента еженедельника «64» Михаил Таль. Вер­нее будет сказать: мне они рассказали не обо всем, ибо в период напряженной предматчевой подготовки и во время самого матча от меня умышленно (и с моего со­гласия) скрывалось все, что могло подействовать на нервы. Товарищи многие вопросы решали сами, остав­ляя мне как можно больше сил и времени на шахматы.

С самого начала Корчной старался придать пресс-конференции политическую окраску. Он повторил из­мышления о том, будто на него оказывалось давление в период матча 1974 года. Но тут же вынужден был при­знать, что не может отнести свое прежнее поражение только за счет «неблагоприятной обстановки». Тогда же всплыл вопрос о флаге, под которым желает играть Корчной (к этому вопросу мы еще вернемся)... Претен­дент поругивал ФИДЕ, требовал, чтобы право чемпиона на матч-реванш было отменено, и дал понять, что в слу­чае победы матч-реванш играть не станет. Корчной, прав­да, назвал неточными сведения прессы о том, что он аб­солютно уверен в победе над Карповым: «Нет, я совсем не уверен... С точки зрения прогресса шахмат должен победить Карпов, однако, по справедливости, победите­лем все же должен стать я. Он очень хороший шахма­тист... кто кого победит — это уж кому повезет». Уди­вительно! Корчной опять считал: только он сам имеет права и основания определять, какая она все-таки — эта высшая справедливость и откуда она берется. Что же касается матч-реванша, то это прямое нарушение всех условий, ибо еще конгрессом ФИДЕ в Каракасе огово­рено: оба участника матча должны сообщить президен­ту свое согласие не только играть матч, но и подчинить­ся всем принятым пунктам регламента. (Пришлось по этому поводу обмениваться мнениями с президентом, ко­торому Корчной вначале послал телеграмму, где ничего не говорил о регламенте, а лишь выражал готовность иг­рать. В то время как обязательно в той же телеграмме следовало сообщить и свое согласие с правилами прове­дения матча.)

Корчной саркастически говорил об «огромной совет­ской делегации», дойдя до прямых оскорблений в адрес отдельных ее членов. Он, собственно, и начал-то пресс-конференцию с истошного выкрика: «Вот здесь сидит самый главный клеветник шахматного мира — Майкл Таль!» Слова, позволяющие предположить, что в тот мо­мент (как, впрочем, не раз до и после этого) Корчной был попросту не в себе. Сказать такое может только па­раноик (именно к такому типу людей и отнесли Корчно-го в одной из филиппинских газет). Короче, этот выкрик не заслуживает внимания. А вот о том, что экс-чемпи­он мира М. Таль в составе «огромной делегации при­ехал помогать Карпову», сказать кое-что, наверное, стоит.

Прежде всего относительно размеров советской деле­гации. Да, мы предусмотрели буквально все, имея в ви­ду, как говорят в подобных ситуациях моряки, что, веро­ятно, придется находиться «в автономном плавании». Мы имели и основные и вспомогательные службы на все случаи жизни. И смешно было бы спрашивать у сопер­ника: скольким людям он разрешит меня сопровождать—10, 13, 15... Кстати, Корчной лучше многих зна­ет, что наши спортивные организации точно так же по­могли бы и ему, если бы он оставался советским чело­веком и защищал в схожей ситуации спортивную честь своей страны.
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5