О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Нет худа без добра
Мы рекомендуем телефоны санатория актер, узнайте подробности.
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Нет худа без добра

Нет худа без добра


Теперь о тренерах, или о секундантах, как их назы­вают в период соревнования. Организаторы официаль­но принимают (и обеспечивают) только по два секундан­та с обеих сторон. Но ведь это отнюдь не означает, что консультантов не может приехать больше. В конце кон­цов каждый из прибывших со мной или с моим сопер­ником был — или даже должен был быть — полезным помощником. (Другое дело, когда посторонние люди — гроссмейстеры, мастера, журналисты,— не входящие да­же в расширенный состав делегации и по этическим нор­мам обязанные хотя бы внешне сохранять нейтралитет,' тайком оказывают помощь. Как было, к слову, принято в лагере у Корчного.) В регламентах матчей с участием Р. Фишера, кстати, оговаривалось, что даже официаль­ных секундантов должно быть трое. И разве не так же поступил и сам Корчной, прибыв на Филиппины в соп­ровождении двух английских гроссмейстеров и одного шахматного мастера, который был поначалу объявлен как корреспондент израильской газеты. И кто виноват в том, что Михаил Таль (не фиктивный, а настоящий корреспондент «64», комментировавший в еженедельни­ке все партии матча) является куда более известным и сильным шахматистом, нежели его визави из штаба пре­тендента?!

Здесь надо бы, пожалуй, затронуть и еще один мо­мент. Корчной повсюду жаловался, что в 1974 году мои тренеры «по именам» значительно превосходили его се­кундантов. Ну, во-первых, он явно «скромничал», име­нитых консультантов у него было предостаточно и тог­да: тот же Бронштейн, тот же Спасский, да и целый ряд других, как сам Корчной признался в своей книге. Во-вторых, громкое шахматное имя — это еще далеко не все, что необходимо иметь помощнику. Вот был у меня в 1974 году одним из официальных секундантов сам Ефим Геллер, но поскольку у него не очень складыва­лись личные отношения с моим главным тренером Се­меном Абрамовичем Фурманом, он не давал всего, на что был способен. Да в те времена Геллер и сам еще не оставил честолюбивых помыслов в практической игре и не мог полностью раскрываться.

Мой соперник в 1974 году использовал дебютные и иные познания своих официальных секундантов на пол­ную мощность, извлекая огромную пользу для себя. И все же он был ими недоволен. Жалуясь на малую по­мощь в матче 1974 года, Корчной умышленно умалчива­ет о том фа.кте, что принесший ему тогда успех дебют­ный вариант в 21-й партии был показан моему сопернику приехавшими в Москву на матч английскими теоретика­ми Р. Кином и У. Хартстоном...

Но мы немного отвлеклись. А я бы хотел сказать, что, привлекая в помощники активно действующего, да к то­му же очень сильного гроссмейстера, не следует забы­вать о том, что он ведь тоже захочет еще пробовать свои шансы в борьбе на высоком уровне. Да к тому же, будучи крупным — а значит, и самостоятельным — гроссмейстером, он, вполне очевидно, имеет свои взгля­ды на многие шахматные вопросы, взгляды, которые за­частую могут расходиться с моими.

Мое содружество с Фурманом являло собой идеаль­ное сочетание. Серьезных и принципиальных творческих разногласий быть между нами не могло: за десять лет совместной работы наши взгляды стали едиными. Он был достаточно честолюбивым человеком, но, конечно, не по­сягал на мою шахматную корону, а, наоборот, словно второй отец, преданно охранял ее от всех конкурентов. Все партии между нами, естественно, заканчивались вничью; результаты Фурмана, уже перешедшего 50-лет­ний возрастной рубеж, не ухудшались, а росли; многие справедливо говорили, что счастливое наше содружест­во обогащает обоих... Но за три месяца до начала мат­ча на первенство мира такой близкий мне человек, вы­дающийся тренер, с которым мы строили все планы, ко­торый определял, что называется, генеральную шахмат­ную линию, скончался. Это была огромная, невосполни­мая потеря и для меня, и для моих других помощников.

А помощниками моими теперь стали гроссмейстеры Юрий Балашов, Игорь Зайцев и Михаил Таль. Мы оба с Юрой родились в отдаленных от центра районах Рос­сии: он — в Сибири, в городе Шадринске Курганской области, я — в Златоусте, что расположен в Челябин­ской области на Урале. Знакомы и дружны давно, еще со времени совместных выступлений за сборную юноше­скую команду РСФСР. Сейчас Балашов — сильный гроссмейстер, участник межзонального этапа розыгрыша мирового первенства, обладающий к тому же обширны­ми знаниями и поистине феноменальной фактологиче­ской памятью. Игорь Зайцев помогал в свое время Тиг-рану Петросяну и Льву Полугаевскому в матчах про­тив Корчного. И хотя те поединки мой теперешний сопер­ник выиграл, но секундант проигравших неплохо его изучил. Это было для меня важно, как важно и то, что я давно знаком с Игорем, отличным теоретиком, всегда переполненным новыми оригинальными идеями. Некото­рые из этих идей нашли свое применение в матче, но по­скольку они носили главным образом комбинационный характер, то общественное шахматное мнение (и лагерь моего соперника тоже) ошибочно приписывает их Талю. С экс-чемпионом мира Михаилом Талем нас связывает давняя взаимная симпатия. И он совсем не случайно по­этому согласился меня консультировать, однако, отда­вая должное его ценным советам и огромному трудолю­бию, я бы предостерег от недооценки помощи его кол­лег...
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5