О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
«Летняя страница» Филиппин
Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/apreto/data/www/apreto.ru/99502a2d6986e1f23293294c9c92b1df/sape.php on line 192
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / «Летняя страница» Филиппин

«Летняя страница» Филиппин


Приближалось начало матча. В Багио прибыли президент и премьер-министр Филиппинской республики Фердинанд Е. Маркос и посол СССР В. В. Михайлов. В отеле «Террейс Плаца» советский посол устроил офи­циальный прием в честь чемпиона мира и председателя Шахматной федерации СССР. На прием в сопровожде­нии группы высоких должностных лиц прибыл сам пре­зидент и произнес здравицу за филиппино-советскую дружбу. Вполне понятно, что присутствовали руково­дящие деятели Международной шахматной федерации во главе с М. Эйве, главный арбитр матча Л. Шмид, ве­дущие зарубежные гроссмейстеры и корреспонденты.

Забавно, что без всякого приглашения к нам в гости с невозмутимым видом явился англичанин Р. Кин, се­кундант претендента, исполнявший (по крайней мере, в течение большей части матча) роль ярко выраженного и непримиримого в отношении советских шахматистов «ястреба» в команде Корчного. Честно говоря, нас этот поступок поначалу разозлил, но затем чувство юмора взяло верх. И на прием в «Пайнс-отель», состоявшийся через два часа после нашего, отправились с «ответным визитом» М. Таль и А. Рошаль. «Пайнс-отель», где раз­местился претендент, расположен в центре Багио, в не­посредственной близости от «Конвеншн-центра». Отель этот более старый, внешне чуть менее фешенебельный, нежели «Террейс Плаца», но зато имеет значительно большее число развлекательных заведений и оттого веч­но переполнен. В тот вечер там проводилось частное ме­роприятие, названное шахматным балом. Входные биле­ты стоили очень дорого (500 песо), и в афишах даже не указывалось, что бал дается в честь Корчного, а прово­дится лишь «с участием претендента». Мои товарищи увидели там многих, кто поспешил на бал с нашего при­ема, дабы соблюсти «дипломатический паритет» и не обидеть второго участника матча. Не увидели они лишь президента республики. Сам же Корчной старался вы­глядеть веселым, танцевал — короче, сохранял хорошую мину при плохой игре. В конце концов он дал волю сво­им нервам, стал грубить (заметьте, мы же ни единым словом не задели у себя Кина), а затем и вовсе шумно покинул бал. Его обидело, что президент Филиппин не оказал ему такую же честь, как мне. Но ведь в «Террейс Плаца» официальный прием устраивал сам посол огром­ной и уважаемой всем миром страны, а здесь неофици­альный бал давала всего лишь администрация «Пайнс-отеля», и президенту и премьер-министру республики даже как-то не по рангу было приезжать в гости.

Реакция со стороны обиженного претендента на все случившееся в тот вечер была весьма своеобразной. Поздно ночью Лееверик позвонила Кампоманесу и вы­зывающим тоном спросила, когда она с Корчным может улететь из Багио. Главный организатор ответил, что улететь они могут в любое время, а пока он желает спать. Повесил телефонную трубку и повернулся в по­стели на другой бок. Потом выяснилось: звонок этот — очередная провокация.

Наступило 17 июля — день открытия матча за миро­вое шахматное первенство. Обстановка была исключи­тельно торжественной, и на сцене «Конвеншн-центра» находились, кроме меня, претендента и руководителей делегаций, президент Филиппинской республики Ф. Mapкос, посол СССР В. В. Михайлов, президент ФИДЕ М. Эйве, председатель Шахматной федерации СССР В. И. Севастьянов и другие высокие гости. Звучали кра­сивые речи, и президент Ф. Маркос благодарил за то, что местом такого события избраны Филиппины. Не обош­лось и без казусов. Так, мэр Багио в своем приветствии вдруг запнулся и, расшифровывая слово «СССР», произ­нес «Соединенные Штаты Советской России» — вот как сильны там американские привычки. Казус совсем дру­гого рода случился, когда, согласно традиции, надо бы­ло исполнять государственные гимны. (Кстати, и у ФИДЕ есть свой гимн, и он тоже был исполнен.) Заигра­ли национальный гимн Филиппинской республики, вто­рая часть которого почему-то напоминает «Марсельезу». Все выслушали его стоя. Далее должен исполняться Го­сударственный гимн Советского Союза. Но что это? Зву­ки удивительно знакомы, однако это все же не наш Го­сударственный гимн. Оказалось, оркестранты перепута­ли и играют «Интернационал». Случилось недоразуме­ние, однако, естественно, все в зале и на сцене остались стоять. И лишь двое — Лееверик и Корчной — демонст­ративно, на виду тысячи присутствующих не поднялись с места. Да что одна тысяча — потом, наверное, сотни тысяч филиппинцев увидели в газете снимок: стоит их президент, а рядом, переговариваясь, сидит парочка ка­ких-то не знакомых никому людей. Говорят, в истории филиппинской государственности ничего подобного не случалось. Формально вроде бы предъявить претензии нельзя — исполнялся ведь не Государственный гимн страны,— но скандальное поведение претендента и его подруги задело за живое очень многих. Потом все, уже сидя на своих местах, выслушали отрывки из Девятой симфонии Бетховена, исполненной в честь претендента, не представлявшего никакую страну.

После небольшого концерта и формальной жеребьев­ки (белые в первой партии достались моему сопернику) вечер был продолжен в «Кантри-клабе», где президент Ф. Маркос дал торжественный ужин. На ужине я сидел справа от президента, между ним и его младшей доче­рью, симпатичной Айрин. Позволю себе заметить, что фи­липпинские женщины вообще славятся своей красотой (недаром они несколько раз выигрывали титул «мисс Мир»). Теперь я узнал, что они очень интересные собеседницы. Айрин, например, учится в Англии (сейчас при­ехала на студенческие каникулы), была вместе с отцом в СССР, там ей очень понравился «мой» Ленинград, его великолепная архитектура. Она, кстати, объяснила мне, почему большинство филиппинских построек столь лег­кие и не фундаментальные: в случае наводнения или ис­тощения земель не так жалко будет оставлять свой кров и воздвигать новый дом. Мы говорили о музыке, о фи­липпинской молодежи, которая очень общительна и лю­бит веселиться в дискотеках и других общественных ме­стах... Нашу беседу поддержал Ф. Маркос, который то­же, как выяснилось, весьма общителен, хотя и абсолют­но не пьет вина. Вообще-то он военный человек, и оттого, наверное, на него большое впечатление произвели мемо­риальные комплексы в наших городах-героях Ленингра­де и особенно в Волгограде. Во время войны с японцами Ф. Маркос командовал соединениями в районе Багио, и здесь его знает каждый. Теперь, сказал президент, он хочет укрепить национальное достоинство филиппинцев, вывести страну из бедности, создать «средний класс»... Он поделился своей идеей повышения образованности общества. Любому достойному — независимо от его ма­териального положения — надо предоставить возмож­ность закончить университет или институт. А уже полу­чив высшее образование, работая, взявший как бы взай­мы у государства обязан будет вернуть деньги, затра­ченные на его обучение...
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5