О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
О встречах с Фишером
Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/apreto/data/www/apreto.ru/99502a2d6986e1f23293294c9c92b1df/sape.php on line 192
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / О встречах с Фишером

О встречах с Фишером


Кампоманес приехал за мной в Монтилью и предло­жил встретиться с Фишером сначала в Кордобе. Приеха­ли туда. Оказалось, что Кампоманес и Бобби живут в одном огромном номере. Было 13 или 14 часов дня, Фи­шер еще спал. Потом он проснулся, и мы пошли обедать. Бобби, которого все называют великим трезвенником, заказал вина. Я тоже с удовольствием выпил этот чу­десный испанский напиток. Но от молока — его Фишер опять же пил — отказался. По обыкновению, уже были мясо, закуска и, как новость, появился огромный арбуз. Темы разговора у нас были самые разные, и среди них самые что ни на есть жизненные. Фишера, например, по-прежнему волновала проблема «приобретения» жены. Он считал, что решать эту проблему очень тяжело и очень опасно, поскольку не без оснований, надо пола­гать, опасался, что большинство людей любит его лишь за славу и умение делать деньги. А вдруг, сомневался Бобби, жена будет любить меня тоже только за это, а не как человека,— что тогда делать? Мы были в этом смыс­ле в схожем положении, и общих тем для подобных разговоров нашлось немало.

Поговорили, поговорили, закончили обед и пошли по­гулять. Вот тогда меня поразила его походка. Он очень быстро ходит, и у него шаг исключительно широкий. Я не могу сказать, что медленно хожу и что у меня шаг ко­роткий, но чтобы угнаться за ним, от меня требовались оп­ределенные усилия. Гуляли мы недолго, минут двадцать, и никто нас опять не опознал. Правда, наступило после­обеденное время, жара страшная, солнце палило нещад­но, и на улицах было мало народу. А вот когда мы об­ратно возвращались в гостиницу, несколько пассажиров туристского американского автобуса, как мне показа­лось, весьма заинтересованно посмотрели в нашу сто­рону...

В тот же вечер из Кордобы я вернулся в Монтилью, опять ни о чем конкретном не договорившись с Фише­ром. Основная проблема, разделявшая нас,— формула возможного матча. Бобби выложил на стол свои преж­ние карты: играть матч без ограничения общего числа партий до десяти побед одного из соперников (в подва-рианте своего «проекта» он предлагал при счете 9:9 иг­рать еще до трех побед). Я, улыбнувшись, поинтересо­вался, сколько может продолжаться такой матч. Фишер, подумав, ответил, что на это дело можно взглянуть по-разному. Оба мы помногу выигрываем — значит, едино­борство может закончиться быстро. С другой стороны, редко проигрываем — значит, соревнование может и за­тянуться. «А в среднем, если все пойдет нормально,— подытожил Фишер,— проведем за доской пять-шесть ме­сяцев». Он, видимо, уж очень соскучился по шахматам... Мне же оставалось только развести руками: играть без перерыва полгода, да еще с одним и тем же соперни­ком просто невозможно!

Та беседа проходила в выходной день накануне пос­леднего тура международного турнира в Монтилье. Ког­да же турнир закончился, я приехал в Мадрид, чтобы оттуда (через Люксембург) вылететь в Москву. При­ехал к вечеру, устал очень, прилег отдохнуть, потом по­ужинал и собрался уже лечь спать, ибо рано утром пред­стояло выезжать прямо в аэропорт. Но тут неожиданно раздался телефонный звонок—Кампоманес сообщал, что, сейчас находится неподалеку вместе с Фишером и они хотели бы подъехать ко мне в отель. Примерно в полночь мы встретились, но опять же общей платформы не установили. Фишер, прощаясь со мною, сказал, что ему было приятно поближе познакомиться, но просил не обижаться, если начнет пока играть с кем-нибудь другим. Но это будет тренировка — главным он по-прежнему считает матч со мною. На том и расста­лись.

Большинство, однако, не верит в его возвращение к шахматам. Ботвинник, которому я по телефону расска­зывал о своих встречах с Фишером, всерьез усомнился: «А вы уверены, что беседовали именно с ним, а не с его двойником?» Вот насколько появление бывшего чемпио­на было для всех неожиданностью.

У меня создалось впечатление, будто Флоренсио Кам­поманес считает чуть ли не целью своей жизни органи­зацию нашего с Фишером матча. Осенью 1977 года во время «малого конгресса» ФИДЕ в венесуэльской столи­це. Каракасе он опять предложил мне встретиться с Боб­би, если мой путь на Родину будет лежать через Соеди­ненные Штаты Америки. Так получилось, что мы дейст­вительно увиделись в Вашингтоне 19 октября часа в 3 дня в китайском ресторане — из тех, что очень любит филиппинец Кампоманес. Создавалось впечатление, что Роберт Фишер вновь отпускает бороду или желает «обмануть» корреспондентов, во всяком случае он был небрит дней этак пять. Экс-чемпион мира проявил не­плохую осведомленность в шахматных делах и объяс­нил это желанием играть с кем-нибудь матч (в турни­рах он выступать не хотел), например, на Филиппинах с Е. Торре. Я торопился в советское посольство и по­тому перенес наше повторное свидание на поздний вечер.

В затемненном баре отеля «Холидей Инн» мы по­беседовали поподробнее. Фишер считал формулу матча за мировое первенство, выработанную на заседании Центрального комитета ФИДЕ в Каракасе, вполне при­емлемой для меня. Но для себя желал другого. «Не мо­жет быть, это невероятно!» — воскликнул он, когда я сказал, что в ранге чемпиона сыграл уже 175 партий. Потом успокоился, помолчал и задумчиво произнес то, что, его больше всего занимало: «Так ведь мы можем сыграть меньше», а затем добавил, что, если увидит после тренировочных матчей, что его устраивает другой регла­мент, он согласится на него. Но ведь тогда незачем фор­сировать написание формулы, которую потом придется менять. Кампоманес резонно сказал своему другу: «Ты, Бобби, никак не хочешь понять, что рис вырастить мож­но, лишь вложив много труда».
С тех пор с Фишером я не виделся...
Страницы: 1 | 2 | 3